ДОКЛАД «Размышления о методологии современного дошкольного воспитания»

Опубликовано: 14:34:51 07-01-2015

Муниципальное бюджетное дошкольное образовательное учреждение «Детский сад «Радуга» с. Святославка Самойловского района Саратовской области

 

 

 

 

ДОКЛАД

«Размышления о методологии современного дошкольного воспитания»

 

                                                                                                           Воспитатель:

                                                                                                           Беспалова Лариса  Владимировна

                                      

 

 

 

 

 

Ноябрь

2014 г.

 

 

Одна из наиболее сложных проблем современного образования – его методологическое обоснование. Она вполне объяснима, поскольку в течение ряда десятилетий работникам образования не нужно было задумываться о «какой-то там методологии» (многие практики до сих пор смутно представляют, что означает это понятие). Методология – система наиболее общих принципов, положений и методов, составляющих основу той или иной науки (греч. methodos – исследование + logos – учение, конкретное обоснование). В советские годы в государстве была единая методология и идеология – марксистско-ленинская философия, определяющая цели и задачи воспитания, приемы и методы работы педагогов, формы организации педагогического процесса и др. Педагогам-практикам было удобно и комфортно в этой системе: все было ясно и понятно. Сегодня можно констатировать, что единство идеологической и методологической систем имело значительные позитивные результаты в образовании (о которых мы сегодня только вспоминаем!).

Однако в новом государстве нужно определиться и с новой методологией. Но проблема в том, что современное образование не выработало еще общего взгляда на методологию новой эпохи. Поэтому, рассуждая о развитии философской мысли в образовании, обратимся к мнению признанных авторитетов.

Мысль классика отечественной педагогики, К.Д.Ушинского , о том, что «…если педагогика хочет воспитывать человека во всех отношениях, то она должна прежде узнать его тоже во всех отношениях», актуальна и сегодня, в наш информационный XXI век. Внимательное прочтение его фундаментального труда «Человек как предмет воспитания. Опыт педагогической антропологии» (1867) приводит к мысли, что за прошедшие 150 лет наука о человеке продвинулась не столь далеко, как хотелось бы, а если говорить об основной педагогической практике – воспитании, - тут можно усомниться в каком-либо прогрессе. И сегодня человечество все также не может дать исчерпывающего ответа на вопрос, что собой представляет Человек и какова его миссия на Земле. Ни современная медицина, ни психология, ни педагогика и социология не способны дать рецепты для воспитания счастливого, идеального Человека.

Нужно учитывать исторический опыт отечественного образования, который в XX в. В основном опирался на материалистическое мировоззрение – марксизм-ленинизм. Монолит советской науки о человеке представлял собой , как раньше казалось, устойчивый фундамент, на котором базировались все прикладные исследования в области антропологии. Несколько щепетильные по сегодняшним представлениям вопросы духовно-нравственного воспитания, развития сознания человека, его этических чувств имели конкретные определения, не допускающие даже тени сомнений. Советский педагог должен был исходить из того, что мышление, сознание – это продукты высокоорганизованной материи – мозга. Отсюда такие же четкие формулировки педагогических задач: формирование знаний и умений, развитие способностей, всестороннее воспитание гармонически развитой личности. Наше образование до сих пор пользуется этими же формулировками, которые заменить другими, более современными, очень сложно. То, что поставленная цель – «воспитание всесторонне развитой гармоничной личности» - на самом деле невыполнима по определению, даже не обсуждалось. Хотя цель – позитивная, светлая, желанная, отвечающая чаяниям большинства людей, скорее всего не цель, а идеал, который и сегодня и завтра таким же и останется.

Сегодня по-прежнему, как в советские годы, наши воспитатели не очень задумываются над формулировками целей и задач, которые они записывают в своих планах и намереваются выполнять. Педагоги привыкли писать так, как от них требуют. Трудность в понимании и осмыслении воспитателями и учителями самых насущных вопросов образования порождает поверхностное отношение к теории вообще, нежелание размышлять (и тем более читать).

Но не только практики уходят в сторону от философского вопроса: кто такой человек и зачем он живет? Большинство программ и технологий, предложенных и рекомендованных к использованию в образовательных учреждениях, также не имеют целостной методологической концепции. Эти документы содержат всевозможные рекомендации по организации деятельности с детьми, использованию различных методов, материалов и др. Но на главный вопрос: «Кто такой ребенок?» эти программы ничего не могут ответить. Что же происходит дальше? Дальше с этими программами происходят совершенно удивительные явления: не имея целостной методологической опоры, они, как правило, рассыпаются по частям, как карточные домики. Вернее, их растаскивают по разделам, направлениям так, как удобно практика: кому-то понравился, например, раздел «Логико-математическое развитие» или «Музыкальное воспитание», кому-то раздел «Художественный труд». Вот и выглядят основные общеобразовательные программы ДОУ как «лоскутное одеяло», отдельные фрагменты его (как парциальные программы) вписаны в лицензию, а частично просто используются педагогами по их усмотрению. Качество образования в большей степени зависит не от использованной программы, а от профессиональной компетентности педагогов, их мотивации к работе с детьми, их общей и психологической культуры.

Вернемся к анализу образовательных программ, зависимости их «живучести» от концептуальной целостности.

В нашей стране самой массовой и популярной являлась Программа обучения и воспитания дошкольников (под ред. М.А.Васильевой), разработанная еще в 60-е гг. XX в. коллективом ведущих советских специалистов в области дошкольного образования.

Выдержав ряд переизданий, эта программа совсем недавно была отредактирована под новый федеральный государственный образовательный стандарт (ФГОС). Как уже было сказано, в основе этой программы лежит известное материалистическое воззрение, т.е. целостное представление о ребенке как о субъекте, имеющем возрастные и индивидуальные психофизические особенности, а также задатки способностей, которые нужно формировать, развивать, воспитывать в различных видах деятельности. Сегодня вместо пресловутой цели «воспитание гармонически развитой личности» говорят о формировании различных компетенций, что позволит в дальнейшем нашему субъекту достичь желаемого успеха.

Что изменилось в данной программе? Практически ничего. Сейчас уже нет праздников «День рождения Ильича» или «День седьмого ноября», но зато появилось множество других, более актуальных.

Нужно отметить, что несмотря ни на что эта программа – целостна и, возможно, эффективна по той простой причине, что многие десятилетия по ней вели подготовку воспитателей и в педучилищах, и в педагогических вузах. Большинство воспитателей имеют богатый опыт, как работать по данной программе с детьми, а для них это – главный аргумент выбора. Сегодня нужны инновации? Пожалуйста: интегрируем какие-либо образовательные области, придумываем «научное» название – и все в порядке. Главное, по-новому, «научно» сформулировать название.

Но посмотрим на другие, не столь распространенные образовательные программы, которые также являются единством методологических позиций и, как следствие, эффективностью и «живучестью».

Очевидно, что православные детские сады работают по специальным программам, имеющим обоснованную концепцию воспитания человека в православных традициях. Идеи православной педагогики в этих учреждениях пронизывают всю систему воспитания, взаимоотношения с семьей, социумом. Коллектив педагогов таких учреждений также подобран не случайно: их объединяют вера, мировоззрение, традиции, уклад жизни, цели и ценности. Любая деятельность в православных образовательных учреждениях имеет ярко выраженную идеологическую направленность, а отсюда – и результат в воспитании детей.

Следующий пример – Вальдорфские детские сады, работающие по специальным программам, в основе которых антропософское учение Р.Штайнера. Концептуальное обоснование духовно-физической сущности человека, этапов развития его физического и духовного тел, следование четким рекомендациям в соответствии с антропософскими целями и ценностями упорядочивают весь уклад жизни в этих образовательных учреждениях, тесно сплачивают детей, родителей и педагогов, что создает комфортную среду для развития ребенка. Вальдорфские образовательные учреждения в большей степени распространены в Европе и США, однако в 90-е гг. XX в. В России были организованы подобные детские сады, успешно работающие и в настоящее время.

И последний пример – образовательные программы, разработанные на основе философских идей М. Монтессори. Методологическая целостность Монтессори-педагогики (идея свободного воспитания, саморазвития личности и др.) объединяет всех участников образовательного процесса в логике основных воспитательных целей и ценностей. Педагогика М. Монтессори также устойчива ко всем временам и распространена практически на всех континентах. Популярность этой системы связана с ее эффективностью, возможностью получения на практике устойчивых ожидаемых эффектов в развитии и воспитании детей.

Итак, как же мы сегодня будем развивать и воспитывать наших детей, как будем формировать у них духовно-нравственную сферу? Может, не будем забираться в дебри философии и других наук, а работать так, как привыкли7 И снова обратимся к классику, который считал, что очень важно «по крайней мере, чтобы воспитатель стремился приобрести всесторонние сведения о человеческой природе, за воспитание которой берется» (К.Д.Ушинский).

Размышления о столь сложном вопросе, как методология образования, хочется закончить весьма актуальными, на мой взгляд, мыслями К.Д.Ушинского: «Мы сохраняем твердое убеждение, что великое искусство воспитания едва только начинается, что мы стоим еще в преддверии этого искусства и не вошли в самый храм его, и что до сих пор люди не обратили на воспитание того внимания, какого оно заслуживает. Много ли насчитываем мы великих мыслителей и ученых, посвятивших свой гений делу воспитания? Кажется, люди думали обо всем, кроме воспитания, искали средств величия и счастья везде, кроме той области, где скорее всего их можно найти. Но уже теперь видно, что наука созревает до той степени, когда взор человека невольно будет обращен на воспитательное искусство».

 

Документы для скачивания:

5789_DOKLAD.docx
Формат: .docx

Оставить комментарий: